Брянские поисковики вернули имена двоим погибшим лётчикам Брянского авиаполка

Версия для печати Версия для печати
    0
Брянские поисковики вернули имена двоим погибшим лётчикам Брянского авиаполка

Обрели свои имена двое до недавнего времени безымянных лётчиков, похороненных у гражданского кладбища деревни Клинок Жирятинского района и перезахороненные в селе Норино. Брянские и московские поисковики установили, что на мемориале в Норино похоронены уроженец Витебской области Белоруссии, младший сержант Алексей Иванович Старовойтов и уроженец Тамбовской области, сержант Алексей Иванович Стегачёв. Историю возвращения имён рассказал руководитель поискового объединения «Брянский Фронт» Максим Волков.

В 2017 году в средствах массовой информации появилось сообщение уроженки Жирятинского района Екатерины Фатюшиной о памятнике неизвестному лётчику в деревне Клинок: «Забыт лётчик, который в годы Великой Отечественной войны посадил свой горящий самолёт у деревни Клинок. Похоронен он на местном кладбище. Поставлен ему там маленький скромный памятник, который и памятником трудно назвать. Фото этого памятника есть в интернете, его могут видеть люди разных стран. Мне обидно, что герой забыт на моей Родине – Брянщине. Можно перенести останки в село Норино, где проживает большая часть жителей. А вдруг повезёт, и мы узнаем фамилию этого лётчика, ведь его родственники ничего не знают о нём. Обидно, очень обидно, что мы забываем тех, кто ценой своей жизни дал нам, живущим, Великую Победу».

Женщина предполагала, что ещё могут быть живы селяне, видевшие в тот день горевший самолёт: «Я помню, как мама рассказывала, что когда самолёт был сбит немцами, то он пролетел рядом с деревней Высокое по полю до деревни Клинок. Лётчик вёл его так, чтобы не упасть на жилые дома. Моя мама и ещё две женщины бежали за падающим самолётом. Лётчик погиб».

Узнав об этой истории, в деревню Клинок выехали члены поискового отряда «Поиск-Почеп» Почепского района. Поисковики провели опрос местных жителей, которые подтвердили эту информацию. Они рассказали, что августовским днём 1941 года, жители деревни сначала услышали, а затем и увидели дымящий советский самолёт который летел со стороны деревни Высокое на Клинок. Протянув за деревню, машина упала и загорелась. Когда местные жители прибежали на место крушения, то увидели, что не далеко от самолёта лежали тело одного лётчика и фрагменты тела второго лётчика. Обоих авиаторов похоронили в одной могиле на краю местного кладбища.

Почти все свидетели происшедшего и жители деревни Клинок, слышавшие об этой истории от своих родителей, говорили, что экипаж самолёта спас и саму деревню и её жителей. Самолёт, шедший на Клинок, в последний момент отвернул от деревни, и только после этого в небе стали видны купола двух парашютов.

Ещё одной важной информацией, которой поделились жители деревни, стало то, что в конце 70-х годов прошлого века, останки летчиков были перезахоронены в селе Норино. Эти сведения подтверждает и учетная карточка воинского захоронения, в которой указано, что на мемориале покоятся неизвестные воины Красной Армии.

Брянские поисковики вернули имена двоим погибшим лётчикам Брянского авиаполка

Помочь узнать их имена мог только разбившийся и сгоревший самолет, ведь в армейских документах всегда указывались номера крылатой машины и её двигателей. По ним можно было проследить их военную судьбу – от завода и до аэродрома, а также узнать сведения об экипаже, приписанного к самолёту.

В течение двух лет почепские поисковики по квадратам расчищали превратившуюся в болото низменность, где в 1941 году упал советский бомбардировщик. О классе машины говорило и количество членов экипажа, и фрагменты её деталей, усыпавшие всю луговину.

После того, как были определены места падения крупных частей машины, работы продолжились с помощью экскаватора. С помощью тяжелой техники, на глубине около 4 метров, были обнаружены фрагменты первого мотора, на поршнях которого был выбит его номер: № 871760. В пяти метрах от этого места, вскоре были найдены фрагменты второго мотора с номером: № 8706. Помимо этого, среди поднятых деталей оказалась и шильда с сокращённым номером самолёта: № 1140.

Брянские поисковики вернули имена двоим погибшим лётчикам Брянского авиаполка

Теперь необходимо было провести архивный поиск. В этом неоценимую услугу оказал председатель Международной общественной организации «Вымпел» (Москва) Игорь Находкин. По найденным документам было установлено, что в мае 1941 года с завода № 29 мотор марки М-87«А» с номером № 871760 был направлен в 4 дальнебомбардировочный авиаполк, дислоцирующийся на аэродроме Укурей Забайкальского края. 5 июля 1941 года полк в составе 73-х самолётов ДБ-3А вылетел на фронт. 7 августа часть сосредоточилась на полевом аэродроме Орловского аэроузла, и уже на следующий день включилась в боевую работу на созданном через неделю Брянском фронте. Бомбардировщики бомбили механизированные колонны 2 танковой группы фашистов, уничтожали переправы, мосты и другие военные цели противника. На тот момент, за машиной под № 1140 был закреплён экипаж в составе: пилота — младшего лейтенанта Смирнова, стрелка-бомбардира — лейтенанта Руденко, воздушного стрелка-радиста — сержанта Стегачева и воздушного стрелка — младшего сержанта Трушникова. При этом, в документе, поверх фамилии Трушников была написана синим карандашом фамилия младшего сержанта Старовойтова (Центральный архив Министерства обороны РФ, фонд: 21929, опись: 200863с, дело: 3, листы: 23 и 29).

В журнале боевых действий 4 дальнебомбардировочного авиаполка нашлась и запись о последнем бое самолёта младшего лейтенанта Смирнова:

«6.9.41 г. в Красную Зарю прибыл летчик мл. лейтенант т. Смирнов и штурман лейтенант т. Жандаров.

31 августа экипаж мл. лейтенанта Смирнова вылетел на выполнение боевого задания. В районе цели после выполнения боевого задания был обстрелян ЗА (зенитной артиллерией – М.В.) и атакован вражескими истребителями типа МЕ-109.

От прямого попадания снаряда перебило управление и самолёт загорелся. т.Смирнов пытался посадить горящий самолёт, но управление было потеряно, пламенем был охвачен весь самолёт, который резко падал вниз.

На высоте 500 метров мл. лейтенант Смирнов и лейтенант Жандаров с горящего самолёта выпрыгнули на парашютах и приземлились в районе Гнилица 33 км. северо-восточнее Почепа. Стрелок радист сержант Стегачев и воздушный стрелок мл.сержант Старовойтов по-видимому были ранены или убиты и упали вместе с горящим самолётом.

Мл. лейтенант Смирнов приземлился от самолёта на расстоянии 10 км. Лейтенант Жандаров в 5 км. На другой день их свел 16 летний мальчик Клименко Иван, дал им одежду и свёл с партизанским отрядом в селение Рубчакошево, которые их доставили в часть 1062. Этой частью были направлены в Брянск, а из Брянска в Красную Зарю.

Лётчик, мл.лейтенант Смирнов получил ожоги лица, чувствует себя хорошо. Состояние здоровья тт. Смирнова и Жандарова хорошее и имеют большое желание участвовать в боевых вылетах по разгрому фашизма, отомстить за своих боевых товарищей.

Экипаж рассказывает из слов местных жителей про зверства и издевательства фашистов над местным населением. В большинстве, население бросает деревни и уходит в партизанские отряды».

В книге учета потерь личного состава управления и частей 42 авиационной дивизии за июнь 1941 г. – март 1942 г., значится:

«38. В\стр. радист Стегачев Алексей Иванович сержант 31.8.1941 сгорел с с-том в районе Почеп;
39. Возд. стрелок Старовойтов Алексей Иванович мл. сержант 31.8.1941 сгорел с с-том в районе Почеп» (Центральный архив Министерства обороны РФ, фонд: 20105, опись: 2, дело: 6, лист: 49).

Теперь осталось разыскать их родственников и сообщить им о месте упокоения их близких. Необходимо поднять вопрос о награждении экипажа за этот подвиг государственными наградами Российской Федерации, тем более, что в сентябре 1943 года 4 дальнебомбардировочный авиаполк, ставший к этому времени 6 Гвардейским авиаполком дальнего действия, вновь воевал на Брянском фронте, и за проявленные отличия полку было присвоено почётное наименование «Брянский». #bryakingnews



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также