Глаз тьмы, или Тёмная сторона цифровой экономики

Версия для печати Версия для печати
    0
30 марта 19:46 Авторы
Глаз тьмы, или Тёмная сторона цифровой экономики

Игорь Климов, шеф-редактор ИА “Город_24”

В 1981 году американский писатель-фантаст Дин Кунц написал роман «Глаз тьмы». В романе описывается пандемия инфекционного заболевания – вирусной пневмонии, против которой не помогает традиционное лечение. Вирус в романе называется «Ухань-400» – в честь одноимённого города в Китае, военная лаборатория которого разработала вирус, и который стал главным очагом эпидемии. События в романе происходят в 2020 году. В издании 1989 года просто вирус превратился в коронавирус…

Стоп, это же то, что сейчас называется «фейк-ньюс» — да, такой роман есть, да, написан он в 1981 году, только вирус там назывался по-другому — «Горький-400». Роман-то был написан в самый разгар холодной войны — какие уж там китайцы, которые только пять лет назад Мао похоронили и пытались снивелировать всё, что Великий Кормчий наворотил. Но, поскольку Ванга о коронавирусе ничего не сказала, поэтому за неимением лучшего приходится в соцсетях постить «предсказание» Дина Кунца.

А причём тут соцсети и какова их связь с цифровой экономикой? Самая прямая. Нынешняя пандемия — это первая в истории болезнь, возбудитель которой распространяется, образно говоря, посредством соцсетей. Паника передаётся через мессенджеры, через новости на сайтах, через посты в соцсетях — и вот уже правительства реагируют не на какие-либо реальные признаки опасности, а на общественную панику, и свободно мыслящие адекватные люди оказывают заключены в цифровой концлагерь. Добро пожаловать на Тёмную сторону цифровой экономики!

До начала 2020 года получалось так, что цифровая экономика — то есть компьютеризация железной рукой всех более-менее важных отраслей человеческой жизни — считалась как бы вспомогательным элементом функционирования мира. Действительно, мощная турбина, увешанная датчиками, сама передаёт в режиме онлайн сведения о себе сервисной бригаде на другом краю земли. Банк из анахроничного офиса с клерками и обязательной синей печатью на документах (и чеки! Чеки!!! На которых никогда не удаётся нормально повторить свою подпись из карточки) превращается в сайт, синюю печать заменяет смс, а деньги снуют со счёта на счёт практически мгновенно. Врач из столицы с помощью Всемирной сети консультирует больного в глухой деревне. Один промышленный робот-станок заменяет целый участок на заводе. Вместо физических линий связи — даже не паутина, а густейшая сеть индивидуальных каналов, где каждый обладатель смартфона сам себе центр вселенной, в которой он живёт, работает, учится и развлекается. Онлайн рассматривался в качестве дополнения или несколько вторичной альтернативы «реальной жизни», хотя именно там в реальности радостными усилиями бегущего к светлому будущему человечества концентрировалась вся критическая инфраструктура. Цифровая экономика превращалась в удобную и комфортную мину замедленного действия для «цивилизованного человечества» — стран, где производительной digital-экономики стало больше, чем реальной (а реальная вся ушла в сервис — услуги и торговлю). Мина должна была грохнуть — и она грохнула…

Именно почти предельная цифровизация экономически развитого мира — и Россия не является исключением (мало того, по цифровизации она даёт хорошую фору всем «старым» экономикам) — и стала причиной того, что нынешний «кризис» спровоцировал такие волнения по миру, а предыдущие гораздо более опасные и совершенно недавние эпидемии вирусных инфекций не приводили к закрытиям стран, карантинам, изоляции…

COVID-19 относится к болезням, источником которой является не принципиально новый, а мутировавший вид коронавируса. Этот класс вирусов изначально относится к формам инфекций, заметно отягощающий последствия своего проникновения. Вирус был классифирован как SARS — Severe acute respiratory syndrome («Особо острый респираторный синдром», получивший в русском языке термин «ОРВИ»). Первый штамп коронавируса SARS CoV-1, выявленный в начале 2000 годов, в 2002-2004 годах вызвал эпидемию со смертностью 11%. Ключевым фактором роста заражения было позднее купирование очагов заражения.

MERS — Middle East respiratory syndrome («Ближневосточный респираторный синдром») также является следствием инфицирования одним из видов коронавируса, но штамп его отличается от SARS CoV-1. Вирус MERS CoV выявлен в 2012 году на территории Саудовской Аравии и постоянно мутирует, из-за чего до сих пор не найдена вакцина для лечения больных MERS. ВОЗ оценивает смертность от MERS на уровне 35% (!!! — 35 процентов, Карл!!!). Нулевой пациент MERS так и не был установлен. Есть предположения, что очаг заражения находился вдали от системы экстренной медицинской помощи.

SARS CoV-2, который собственно и приводит к заражению COVID-19, оставаясь разновидностью SARS CoV-1, при мутации неизвестным пока образом стал симбиозом с другими биологическими организмами. Существуют толстые подозрения, что он создан искусственно — созданием вирусов-химер (из «тела» человеческого вируса и «оболочки» вируса летучей мыши) занимались и американские вирусологи (о таких опытах 2013-2015 года писал авторитетнейший журнал Nature), и их китайские коллеги в вирусологическом центре пятой степени защиты в городе Ухань. Можно долго спорить о том, кто именно разбил пробирку (привет, Resident Evil, прекрасное игровое цифровое alter ego индустриальной цивилизации!) и нечаянно или специально он это сделал…

Однако, важно при этом помнить, что средний «по миру» показатель смертности от «страшного», «ужасного» и «кошмарного» SARS CoV-2 не превышает 5%. В России этот показатель — менее 1%, точнее даже менее 0.5%. ВОЗ дала оценку действиям российских медиков как своевременную и соответствующую риску жизни людей.

Тогда почему карантины, самоизоляции и цифровой концлагерь?! Всё дело в том, что ни в 2000-х годах, ни в 2012 году распространение информации не имело той динамики, с которой это происходит сейчас. В основе современной истерии — более оперативное, более открытое, менее скрываемое информационное проникновение. А оно создано именно цифровизацией человеческой жизни: свирепые карантинные меры китайцев, явно испугавшихся того, что вырвалось из разбитой пробирки, и не очень понимающих, чего от этого не до конца изученного Франкенштейна ждать, тиражируемые инфантильными соцсетями и «курочатами» в мессенджерах, спровоцировали — нет не войну — революцию. Цифровую. Такую, где не digital в помощь человеку, а человек стал придатком digital…

Политолог Георгий Бовт рисует апокалиптическую картинку жизни после COVD-19: «Едва Виталий Николаевич вышел из дома, как ему на телефон прилетела СМС-ка: «Виталий Николаевич, вам предписано оставаться дома, поскольку два дня назад вы контактировали с человеком, у которого подтвердился диагноз коронавирусной инфекции. Сегодня с 12 до 14 у вас на дому возьмут анализ. Нарушение предписанного режима грозит штрафом, а также тюремным заключением».

Кроме того, в СМС-ке будет написано: «Ваши проездные документы, социальная, а также кредитные карты временно заблокированы. Продуктовый паёк вам привезут на дом, его стоимость запишут в беспроцентный долг, список пожеланий по ассортименту, включая лекарства, требующиеся вам согласно вашей электронной медицинской карте, вы можете оставить онлайн на сайте таком-то».

Если хитрый Виталий Николаевич задумает оставить телефон дома, а самому прошвырнуться с собачкой до местного парка, то это он зря. Потому как приложение настроено так, что случайным порядком рассылает СМС-ки, на которые надо быстро ответить с определением геолокации. Не ответишь — приедет наряд и увезет уже на принудительный карантин, под который оборудованы ставшие ненужными гостиницы. Плюс нехилый штраф. Придумают так, чтобы не мог за вас ответить другой человек. Скажем, нужно позвонить и пройти идентификацию по голосу. Или отпечаток пальца отсканировать. Или посмотреть в камеру, а она разглядит вашу роговицу глаз…»

А ведь всё описанное — это всего-навсего логичные действия, проистекающие из принятых под влиянием истерических фейков о страшном коронавирусе российских законов и подзаконных актов. При этом ничего специально придумывать не надо — Big Data уже есть и уже работает. Этим массивам плевать — считать «по головам» и знать «в лицо» книги в Ленинке или людей в Москве.

Они всё про нас знают. В США на волне коронавирусных карантинов и паники начали использовать данные из мобильных рекламных сетей для контроля за перемещением людей. Как оказалось, собранные рекламными платформами данные о каждом из абонентов гораздо точнее и надежнее, чем данные операторов, поскольку владеют не только бОльшим объёмом персональных данных о каждом человеке, но и более точной информацией о местоположении. Причина этого проста: платформы имеют данные о геолокации непосредственно от устройства, то есть, это и GPS, и Wi-Fi-точки, и триангуляция по базовым станциям, в то время как у операторов есть только данные по БС с точностью в полкилометра. Грубо говоря, если вы вышли из дома и прошли до магазина в соседнем доме, оператор это может и не отследить, а вот рекламная платформа — сможет.

С помощью этих методов уже выявлены скопления нарушающих карантин людей в ближайших к их жилищам парках. Ведутся также переговоры с Google и Facebook — благодаря их данным, нарушителей можно будет узнать поимённо. Поимённо!

Много сейчас в новостях и соцсетях пишут о том, что Китай справился с эпидемией, что жизнь там налаживается, открыли метро и кинотеатры… Но! В стране введен разрешительный характер перемещений. Каждому китайцу присваивается «код здоровья». Загружается на смартфон. Не хочешь загружать — сиди дома. Людям с оранжевым или красным кодом запрещено не только путешествовать на длительные расстояния, но и ездить в метро, на любом общественном транспорте, посещать супермаркеты и т.д. Всюду сканеры. Помимо сканирования QR-кода измеряют температуру. Повысилась температура или у вас кашель — и код ваш быстренько поменяют. Силы правопорядка мгновенно отслеживают все связи «подозрительных» людей. Происходит посадка на карантин по всей цепочке. Не вручную. Через Big Data — это для нас все китайцы на одно лицо.

При переездах между провинциями идут тотальные проверки и взятие анализов. До появления результатов — карантин, для него приспособлены гостиницы. Так что гостиничный бизнес не пропадет, а чуток перепрофилируется. Все перемещения фиксируются в единой базе для отслеживания цепочек контактов. На руках, помимо смартфона с QR-кодом, бумажный сертификат о состоянии здоровья. Выдается по месту жительства в медучреждении, визируется местными властями. Без него можно «путешествовать» только вокруг места жительства, но очень недалеко. И то, если уже не посажен на карантин.

Коронавирус подвернулся очень вовремя — и задал всемирные цели «всеобщей цифровизации». Нервы мировой политической элиты не выдержали напора истерики в соцсетях и масс-медиа и повсеместно стали вводиться самые свирепые карантинные меры. Отдельные голоса скептиков, призывающих прекратить паранойю и хладнокровно посмотреть на цифры статистики смертности и сравнить обычные времена и «коронавирусные», тонут в многоголосном хоре предвестников апокалипсиса. Соцсети рулят. Что? Права человека? Не, не слышали…

Экономики стран, отсидевшихся по два-три месяца на карантине, могут стать неузнаваемыми. Целые бизнесы «экономики услуг и обещаний» рухнут за ненадобностью в условиях новой «оцифрованной» жизни. Вместо дорогих и даже не очень дорогих ресторанов, которые все обанкротятся, — дешевые столовки, а также придорожные шашлычные с пластмассовой мебелью и одноразовой посудой. Вместо навороченных фитнесов — «качалки» в подвалах (и это еще в лучшем случае), которые будут держать пацаны, нажившиеся в «коронавирусные» времена на спекуляции масками и антисептиками. Вместо турагентств — конторы по продаже путёвок внутри границ. Вместо «опенспейсов» — сокращение штатов и работа на «удалёнке». Попутно все меры «регулирования интернета», которые еще вчера воспринимались как наступление на права человека, частную жизнь и как цензура, покажутся невинной шалостью на фоне качественно новых мер подавления всякой недозволенной информационной активности. А всякая оппозиция может быть легко объявлена «угрожающей здоровью людей».

…Но кто тогда будет генерировать фейки в соцсетях, на основании которых будут приниматься важнейшие решения, как дальше существовать этом цифровому концлагерю? Нейросети. Высшая и последняя стадия цифровизации индустриального общества. Страшно даже думать о том, что может прийти в их цифровые головы…

Да, фейк с романом Дина Кунца — не до конца фейк. В издании «Глаза тьмы» 2008 года коронавирус был переименован — действительно в “Wuhan-400” («Ухань-400» — вирусологическая лаборатория в этом городе уже была построена и вовсю действовала). Глупо было бы оставлять название «Горький-400», если город давно уже Нижний Новгород… #bryakingnews



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также