“Картофельная власть”: почему у Богомаза шансов переизбраться брянским губернатором больше, чем у его конкурентов, вместе взятых

Версия для печати Версия для печати
    0
31 августа 16:06 Авторы
“Картофельная власть”: почему у Богомаза шансов переизбраться брянским губернатором больше, чем у его конкурентов, вместе взятых

Эксперты-политологи предсказывают, что брянские губернаторские выборы станут «игрой в одни ворота». Очень тихо и очень «травоядно» идёт кампания – до дня голосования меньше двух недель, а ещё даже не все кандидаты озаботились своей наглядной агитацией (например, кандидат от КПРФ Андрей Архицкий). Консервативно-охранительский интернет-ресурс «Царьград» опубликовал исследование по этому поводу, которое редакция «Брянск.Ньюс» представляет вашему вниманию.

«…Кандидат от “Справедливой России” Сергей Курденко выступает с лозунгом “За справедливого губернатора!”. Непонятно, правда, то ли сам обещает им быть, то ли призывает голосовать за такого. Представитель Казачьей партии России Сергей Чернышов лаконичен и последователен: “Семья. Отечество. Традиции”. Консервативный подход, заслуживающий уважения, но если понятно, на какие силы опирается претендент, то абсолютный туман в плане дальнейших действий. Дмитрий Корнилов, выдвинутый “Гражданской платформой”, не менее категоричен: “Будущее Брянщины здесь и сейчас!” Отрадно понимание, что будущее Брянщины находится в Брянской области, а не на Кубани или, к слову, в Таиланде. Но почему оно сейчас, если оно будущее?

И лишь действующий губернатор Александр Богомаз с баннеров сообщает избирателям: “Результаты важнее слов”. Причём без всяких там восклицательных знаков, вопросов и т. д. Лишь дополняет этот тезис конкретными доказательствами. Например, что за 5 лет в области “построено 2376 километров новых дорог”. Согласитесь, очень неплохой результат для региона, протянувшегося всего на 190 км с севера на юг и 270 км с запада на восток, при общей площади 34 857 кв. км (62-е место по этому показателю среди регионов России). Если ещё учесть, что около четверти территории области исторически занимают леса. Кстати, именно этот фактор был одним из главных в Великую Отечественную для организации партизанского движения. Тут вам и Ковпак партизанил, и Сабуров, и Фёдоров, и многие другие. Ну да сейчас не об этом.

Кстати, Богомаз – единственный, кто не стал светить своей физиономией с предвыборных баннеров, очевидно, следуя всё тому же принципу “результаты важнее слов”. В сентябре 2015-го, он, назначенный перед тем врио губернатора взамен уволенного за утрату доверия Николая Денина (впоследствии приговорённого за злоупотребления к 4 годам колонии общего режима), победил на выборах главы региона, что называется, за явным преимуществом, набрав 79,96% голосов. Сейчас идёт на выборы снова, и шансы на победу весьма велики. Собственно говоря, Архицкий, который, как и Богомаз, местный уроженец, наверняка понимает всю бесперспективность борьбы с Богомазом, потому и не усердствует.

Характерно, что во главе области за всю постсоветскую историю региона всё время стояли местные уроженцы, и центр не присылал к ним никаких варягов на правление даже тогда, когда это было если не модно, то общепринято. Владимир Барабанов родился в Навлинском районе, Александр Семернев из посёлка Клетня, Юрий Лодкин из города Дятьково, предшественник Богомаза Николай Денин – из Брянского района Брянской области, а сам Александр Богомаз – из Стародубского района всё того же субъекта РФ, где и посейчас ведёт свой гигантский бизнес его семейство. Правда, для самой области местное происхождение своих руководителей было далеко не всегда благом. И это лишний раз доказало, что не место красит человека, а совсем наоборот.

…На днях семья губернатора Брянской области отчиталась о доходах за прошлый год. Сам глава рода и области заработал в 2019-м около 5 миллионов рублей. Если брать точные цифры, то 4 939 235 рублей. А вот его супруга вышла далеко за миллиард – 1 378 622 864 рубля. Но не спешите кричать, что вот, дескать, ещё у одной супруги чиновника во власти неожиданно прорезался бизнес-талант. Во-первых, губернатор не столько чиновник, сколько избранник. А во-вторых, что самое главное, жена губернатора Ольга Богомаз – далеко не новичок в бизнесе. И талантами в бизнес-сфере блистала ещё задолго до того, как её муж занял губернаторское, а до того депутатское кресло в Госдуме. В тех же антикоррупционных декларациях Александра Богомаза доход его супруги был на зависть многим ещё с достаточно давних пор. В 2012-м – больше 432 млн рублей, в 2013-м – 452 млн с хвостиком, в 2014-м почти 700 млн рублей, в 2015-м – 910 млн, почти на 50 миллионов рублей просел в 2016-м – 864, а в 2017-м перевалил и за миллиард – 1 226 миллионов рублей. В её собственности не только несколько квартир, но и земельные участки (как в собственности, так и в найме), а список имущества занял около 40 страниц. Но там нет ни яхт, ни зарубежных вилл, ни супердорогих роскошных лимузинов. Зато, кроме пары внедорожников, наличествуют комбайны, грузовые “КамАЗы”, тракторы, полуприцепы, погрузчики, тракторы МТЗ и “Джон Дир” разных модификаций, погрузчики, водонапорные башни, зерносушилки, зерно- и картофелехранилища, склады и прочие помещения сельхозпроизводства. То есть речь идёт явно не о манерной светской львице, легко спрыгивающей, предварительно подхватив кринолин, с подножки МТЗ по приезде на рандеву.

Помните, как пренебрежительно криминальный авторитет, персонаж Иннокентия Смоктуновского в фильме “Гений” отзывался о герое Александра Абдулова? “Папа? Да ты картофельный папа”. А вот Александра Богомаза можно действительно называть “картофельным папой” чуть ли не всея Руси, причём без всякого пренебрежения. Семья Богомаза и их фермерские хозяйства и всякого рода ООО – одни из крупнейших производителей картофеля в стране. Выращенная в их семейных хозяйствах (а кроме матери, в бизнесе заняты и сыновья) картошка – в “Пятёрочках” по всей стране, в российских армии и флоте, в поставках по госконтрактам и т. д. И останавливаться они не собираются.

Как начиналась его “картофельная эпопея”, сам Богомаз достаточно иронично по отношению к себе описал ещё в 2009 году, когда им стали интересоваться журналисты: «В один прекрасный момент мы с тремя товарищами решили посадить в поле картошку. Знакомый агроном дал нам три тонны хорошего сортового картофеля. Выбрали участок, унавозили землю, посадили клубни. Какого-то особенного ухода за ней не производили. Осенью накопали пять тонн. Высыпали у меня на огороде. Надо разбирать, а никто не приходит за своей долей урожая. Жена моя Ольга вместе с детьми перебрала эту картошку, и мы её закопали в бурт. Подумали, пускай лежит до весны, – вспоминал он. – В следующем году опять решили сажать. Но удобрять решили нитрофоской. И переборщили… В пять раз положили больше, чем следовало бы! Знакомый наш агроном, когда услышал про нитрофоску, так и сказал: “Нет, хлопцы, далеки вы от земли. Ничего у вас не получится. Тут трава расти не будет, не то что картошка!” И представляете, осенью мы накопали семьдесят девять тонн! С пяти-то посадочных…. И вот после такого невероятного успеха мы начали книги умные читать, интересоваться научными разработками в этой области, развиваться».

Интересоваться и развиваться выращиванием картофеля Богомаз стал настолько всерьёз, что в 2008-м даже защитил кандидатскую в области сельхознаук на тему “Сравнительная эффективность технологий возделывания различных сортов картофеля на серых лесных почвах юго-западной части Центрального региона России”. Кстати, как и его жена, которая тоже стала кандидатом сельскохозяйственных наук.

По картофельной стезе и в родном Отечестве пошли и сыновья губернатора. После окончания школы с медалями оба отучились не в заграничных университетах, столь популярных у детей российской элиты, а в Брянском государственном техническом университете, причём не по каким-то балабольным гуманитарным специальностям, а на “Паротурбинных и газотурбинных установках и двигателях”. Старший Михаил, кроме того, отучился в аспирантуре и тоже защитил диссертацию. Угадайте, о чём? Нетрудно догадаться даже с первого раза: “Влияние норм внесения удобрений и сроков посадки картофеля на урожайность”. А когда Михаила единогласно избрали главой Стародубского района (явно с расчётом на повышенное внимание со стороны отца-губернатора), он отказался, заявив, что не сторонник родственных отношений во власти и лучше продолжит заниматься бизнесом.

“Второй хлеб” при Богомазе стал настоящей визитной карточкой региона не только в России, но и в мире. В 2017-м на Брянщине вырастили полтора миллиона тонн картофеля. А ведь совсем недавно, в 2012–2016 годах, в регионе собирали не более 630 тыс. тонн ежегодно. Такой вот вам “картофельный папа”.

При этом вряд ли кто станет утверждать, что Богомаз – рыцарь без страха и упрёка в белоснежных одеждах, а в процветании семейного бизнеса использование административного ресурса не имеет никакого места. Все мы люди, все человеки, и земельные угодья супругов Богомаз явно не просто так выросли с 76 млн квадратных метров до его назначения врио, а потом и избрания губернатором, до нынешних 148 млн “квадратов” (соответственно, 7 600 га и 14 800 га). Наверняка имя губернатора или апеллирование к самому важному посту в регионе сыграло определённую роль в этом процессе. Но, согласитесь, приобретаемые (по большей части у разорившихся хозяев) активы не пришли в запустение, не перепроданы втридорога, а стали активно использоваться в сельхозпроизводстве. Кстати, по всей области площадь посевных угодий выросла с 671 тысячи га в 2010-м до почти 920 тысяч га на сегодня. И речь, как вы понимаете, далеко не только о картофеле.

Но тут уж нам никуда не деться от всей нашей постсоветской истории. Вспомним хоть приватизацию, когда директора заводов вдруг становились их собственниками, и история знает как случаи, когда это шло на пользу, так и варианты с обратным исходом. Было бы, наверное, нереально требовать от человека, построившего успешный бизнес, чтобы он, после того как вложил в него всю душу, знания, время, отказал в нём не только себе, но и семье, продал его непонятно кому за какие деньги или отдал в траст людям, которые понимают в нём меньше его самого.

К тому же не секрет, что ещё совсем недавно тем же предпринимателям приходилось решать свои проблемы, не возлагая никаких надежд на государство, и тот же Богомаз в 2009-м, когда был депутатом местного совета, не видел ничего предосудительного в совмещении депутатства с предпринимательством.

«В Меленске у нас все депутаты прошлого созыва были из числа фермеров. Поэтому мы смогли построить хорошие дороги, проложить водопроводные сети, всю инфраструктуру… Почему? Потому что люди все были состоятельные. В наших десяти поселениях был не самый высокий в денежном выражении бюджет, но при этом делали мы больше всех. Например, при строительстве дорог сами завозили песок, сами покупали щебень, фермеры предоставляли технику в форме спонсорской помощи. В итоге стоимость дороги оказывается, не четыре миллиона, а шестьсот тысяч. Вот и вся арифметика», – рассказал он тогда журналистам.

Сейчас ему приходится решать другие задачи с иными параметрами и составляющими, но разговаривать с бизнесом на его языке Богомаз явно не разучился. Совсем недавно в Брянской области “Мираторг” запустил новое производство, в которое вложил 5,4 млрд рублей. Для области это свыше 400 новых высокотехнологичных рабочих мест и порядка 200 млн рублей налогов ежегодно. А в планах – запуск ещё нескольких крупных предприятий этой компании.

Один из немногих губернаторов в стране, Богомаз сумел даже пандемию обратить во благо региона. С начала 2020 года промышленные предприятия города и области нарастили производство – по готовым изделиям на 34,7%, выпуск металлических изделий вырос на 14,6%, а мебели и одежды – на 12,3% и 8,9% соответственно.

Дороги, кстати, стали люксовыми не только в области, но и в самом областном центре. Те, кто был в Брянске года четыре назад, сейчас его просто не узнают. Понятно, что тут главная заслуга у нацпроектов, на которые выделены гигантские деньги. Но ведь ими надо уметь и распорядиться, и проконтролировать расходы. А по реализации нацпроектов область опережает многие регионы в стране.

«Я оцениваю темпы реализации нацпроектов в Брянской области как опережающие по России. По всем нацпроектам регион имеет темпы выше, чем в России, и это очень позитивный фактор“, – заявил также на днях заместитель председателя правительства РФ Марат Хуснуллин во время поездки по региону. Увиденное ему явно понравилось, а посмотреть было что. Не только дороги, но и мосты и путепроводы, новая школа и поликлиника (кстати, в шести районах области до конца года откроются новые медучреждения). И так далее, и так далее.

При этом не стоит думать, что у Богомаза нет в регионе противников. Это и команды его предшественников, ушедшие в историю, и отставленные им чиновники. Некоторые из местных СМИ очень активно работают против губернатора на протяжении всего его пребывания на этом посту. Но и тут с каждым годом у них становится всё меньше объектов для критики и поводов для наездов…

В 2016-м Богомаза активно попрекали тем, что госдолг области дошёл до 13 млрд рублей, и ехидно спрашивали, когда Брянщина объявит себя банкротом, игнорируя тот факт, что все эти долги достались губернатору в наследство. Промахнулись и тут. На начало 2020-го государственный долг Брянской области сократился до 9,9 млрд рублей, а в феврале нынешнего года область досрочно погасила ещё 3 миллиарда рублей из своей задолженности.

Противников у Богомаза хватает. Но и сторонников тоже. Он местный. Ему не надо, как заезжему варягу, завоёвывать себе новых сторонников в местной элите, чтобы сформировать свою команду. Она уже есть, и Богомаз знает, на кого опереться в какой ситуации. И как там сказано? “Результаты важнее слов”. В том-то и дело, что Богомаз может предъявить избирателям результаты. В отличие от соперников по выборам, за которыми, кроме слов, пока что ничего нет. А потому шансов оставить кресло главы региона у него больше, чем у них, вместе взятых, завоевать его».



Обсуждение ( 0 комментариев )

Читайте также